СИЗОВА МАРИНА БОРИСОВНА,
доцент кафедры основного и среднего общего образования
Санкт-Петербургской Академии постдипломного педагогического образования,
кандидат педагогических наук, Заслуженный учитель РФ
 
Интервью журналу «Педагогика онлайн»
 
— Уважаемая Марина Борисовна, благодарим Вас за согласие дать интервью журналу «Педагогика онлайн». Читательская аудитория журнала – школьные учителя, преподаватели колледжей, другие сотрудники системы образования города на Неве. Первый вопрос: каким, на Ваш взгляд, должен быть современный урок в современной школе?
 
— Если ответить коротко, то интересным и полезным для детей. Но в целом, вопрос, можно сказать, философский, поэтому расскажу случай из жизни. Увидела недавно объявление: «Дорогие родители, приглашаем ваших детей в летний лагерь, где питание будет организовано строго по стандартам. Каждое блюдо выверено до грамма и до последней калории». У меня сразу же возник вопрос к авторам объявления: «А вкусно-то будет? Или это неважно?».
 
Потом подумала о своем: будет ли интересным урок, который учитель создает строго по стандартам? Не получится ли он неинтересным, как то блюдо – «из набора калорий»?
 
— Но блюдо может быть при этом и вкусным. Как и урок интересным.
 
— Да, конечно, может получиться по-разному. Возможно, в этом и состоит сложность современной педагогической ситуации. Хороший учитель, который болеет душой за качество знаний, за детей, делает все, чтобы на его уроке было интересно. Теперь к этой задаче добавляется еще одна: как бы в урок вместить все нормы стандарта. И нередко при этом учитель задумывается даже не столько о содержании урока, сколько о том, каким приемом он может сполна продемонстрировать, что знаком с требованиями стандарта.
 
Еще об одном хочу сказать. Если раньше мы, учителя, готовили конспект урока, то теперь – технологическую карту. Соглашусь, в ней есть много интересных и полезных пунктов, например, то, что касается деятельности учителя и деятельности ученика. Однако глубоко понять содержание урока, исходя из технологической карты, достаточно сложно, поскольку сильно урезана содержательная часть. Я бы так сказала: сейчас, на мой взгляд, наблюдается своеобразный тренд, в рамках которого содержание не то, чтобы сдвигается на второй план, но ему уделяется меньше внимания. И это правильно? Иногда блестящий учитель так развернет материал, что может ребенка зажечь, увлечь. Содержание урока должно быть интересно школьнику и понятно учителю.
 
— На какой этап, элемент структуры современного урока учитель, на Ваш взгляд, обязан обращать пристальное внимание?
 
— Мне кажется, на рефлексию. Это потрясающе интересный, современный и продуктивный элемент урока. И здесь, действительно, можно показать огромное количество методических приемов. От самых простых до изощренных. Этот элемент урока можно соединить и с проверкой того, насколько усвоен материал. Обязательно надо оттолкнуться от эмоционального состояния учащегося: понравился ли ему урок, не понравился. Я бы даже не жалела времени на этот этап урока – этап рефлексии. Хотя понятно, что на интересном уроке времени всегда не хватает. Но мне кажется, что рефлексия – это самый актуальный элемент урока – с обратной связью, щадящей, психологически комфортной. Ведь учителю важно знать, что` ученики поняли, что не поняли, что приняли, что не приняли.
 
Я на своих уроках пытаюсь применять разные варианты рефлексии. Хочу подчеркнуть: именно на этапе рефлексии можно отрабатывать самые интересные современные приемы и технологии в рамках стандарта. И когда дети привыкают к такому приему, он начинает приносить ощутимую пользу. Вообще повторяемость в обучении – вещь полезная. У детей должна быть ожидаемая реакция на те или иные приемы и технологии, на те или иные этапы урока. Детей необходимо приучать чувствовать логику урока через повторяемость его этапов. Отмечу еще один чрезвычайно востребованный сегодня элемент урока – самопроверку (самооценку) учащимися того или иного задания и взаимопроверку. Очень важно, когда дети по критериям, заданным учителем, анализируют свою работу и работы друг друга.
 
— Нет ли сейчас, на Ваш взгляд, некоторого засилья педагогических форм, методических средств по сравнению со смыслами (образовательными, педагогическими)? Или же методических приемов много не бывает?
 
— Может быть, и хорошо, что сегодня в арсенале учителя много разнообразных методов, приемов и технологий. Это связано с тем, что сейчас наблюдается изобилие доступной для детей информации. Это особенность нашего времени. Задача современного учителя не в том, чтобы наполнить голову обучающегося всем обилием знаний, а в том, чтобы дать ребенку компас для ориентации, навигации в этом море накопленных человечеством знаний.
 
Так же и с методическими приемами: их количество, их разнообразие – это хорошо. Важно, чтобы центры переподготовки учителей (такие, как наша академия постдипломного педагогического образования или центр ДПО «АНЭКС» и другие) ориентировали педагогов в этом многообразии технологий и приемов, расставляли профессиональные акценты и приоритеты.
 
— Не увлеклась ли современная педагогика игровыми методами? Ведь достижение образовательных результатов должно происходить через труд, через преодоление сложностей.
 
— Все неоднозначно. Вообще игровые технологии крайне интересны и важны в образовательном процессе. Но я не очень представляю себе урок, на котором учитель предлагает игровые технологии, при том, что на уроке нет дисциплины. Как можно играть с детьми, которые не организованы? Игра на уроке применима, когда учащиеся настроены на игру. На игру – как на работу. При отсутствии элементарного порядка дети, конечно, будут играть, но это будет неуправляемый процесс. Так и тему урока забудут! Игровые методы может позволить себе в широком масштабе лишь очень сильный педагог, который владеет дисциплиной в классе. Он знает, как остановить заигравшихся детей, как направить игру в рабочее русло. Ведь игра должна проводиться не ради игры, а ради того, чтобы в игре и через игру познавать учебный материал.
 
Есть сейчас и другие формы работы, которые осуществляются школьниками с определенной долей самостоятельности. Вообще самостоятельная работа учащихся проходит красной нитью через многие требования к современному уроку. Но эту самостоятельность ведь тоже следует организовывать. Мы не можем прийти в класс и сказать: «Дети, открыли учебники, страница такая-то, читаем параграф и отвечаем на имеющиеся там вопросы». Что это будет за урок? На самом деле хороший учитель способен организовать самостоятельную работу так, что детям будет казаться, что они действительно занимаются самостоятельно, хотя все рычаги управления такой работой будут оставаться в руках педагога.
 
Возьмите для примера театральный спектакль. Во время действия на сцене нет режиссера, но его присутствие все равно ощущается. Ведь не сами же артисты вышли на сцену и стали играть, кто во что горазд. Им режиссер в контексте своего видения растолковал, где стоять, с какой интонацией произносить ту или иную реплику, какие должны быть жесты.
 
По сути учитель, создавая план урока, становится режиссером. Мысль учителя будет всегда присутствовать на уроке, почерк учителя будет распознаваться непременно. При этом, повторюсь, дети могут выполнять какие-либо задания самостоятельно. Но они будут выполнять эти задания успешно лишь в том случае, если под руководством учителя познакомились с аналогичными заданиями ранее. Хороший учитель постепенно вводит в образовательный процесс новые методы, приемы, задавая алгоритм действий.
 
— Насколько сложными должны быть задания на современном уроке?
 
— Я не против сложности на современном уроке. Не надо до предела упрощать материал. Но требуется учитывать еще один аспект, который сейчас существенно видоизменился. Я говорю об индивидуализации процесса обучения, об увеличении количества дифференцированных заданий. Ведь сейчас в обычные школы начинают приходить дети с ограниченными возможностями здоровья. Они будут учиться с другими детьми в одном классе.
 
В Профессиональном стандарте педагога много позиций, где говорится о том, что учитель должен уметь на уроке взаимодействовать с разными детьми. Разными по своим физическим и интеллектуальным возможностям. Понятно, что это потребует от учителя дополнительных усилий, а также повышения квалификации. Учитель должен не только в теории, но и на практике знать, как организовать урок, учебный процесс в целом, если в одном и том же классе есть дети с высоким уровнем способностей, есть «середнячки», есть те, у кого налицо способности к другому предмету, а есть и дети с ограниченными возможностями здоровья.
 
Какой у педагога должен быть арсенал методов и приемов, чтобы все учащиеся работали заинтересованно и эффективно! Очевидно, что будет далеко не фронтальная работа. А идея как раз в том и состоит, чтобы дети с разными возможностями занимались вместе, чтобы «слабые» тянулись за «сильными». Идея во многом продуктивная, но совсем не однозначная. Возражают, например, родители тех учеников, которые успешны в учебе. Такие родители обеспокоены, что уровень знаний их детей будет падать, если учитель много внимания на уроке будет уделять детям с ОВЗ.
 
К слову сказать, сейчас родители занимают все более активную позицию по отношению к системе образования. С ними надо уметь взаимодействовать, их надо просвещать и посвящать в педагогические тонкости. Просветительская работа с родителями должна быть, на мой взгляд, организована на государственном уровне. Ведь не зря в Законе об образовании появилась внятная тема об ответственности родителей за воспитание и обучение своих детей.
 
— Почему и чем современные внеурочные занятия должны отличаться от урока?
 
— Внеурочная деятельность в школе была всегда. Сейчас она активно структурируется, вводится в строгие рамки. В настоящее время для проведения внеурочной деятельности требуются серьезные программы, подготовленные определенным образом. Но самая главная проблема состоит в том, что внеурочное занятие, с точки зрения ФГОС, должно проходить в формах, отличных от форм урока. На мой взгляд, «внеурочка» – как ее называют в школе – вообще отдельный вид педагогической деятельности. И заниматься ею должны не столько учителя-предметники, сколько особые педагогические сотрудники. Мне кажется, внеурочной деятельностью в школе мог бы заниматься педагог-организатор. Это та должность, та штатная единица, которая есть в любой школе, но в ограниченном количестве.
 
Сейчас вести занятия по внеурочной деятельности, в основном, обязаны учителя. А учителю справляться с этим на профессиональном уровне непросто. Это иная педагогическая стихия. Там должны быть иные, чем на уроке, формы работы, ведь дети во время уроков устают от специфических «урочных» форм; детям в рамках внеурочной деятельности нужно предоставлять нечто, совершенно не похожее на урок. Тогда это будет эффективно.
 
Некоторые родители путают внеурочные занятия и занятия в группе продленного дня, где со школьниками делают домашние задания и, по возможности, развлекают. Но «внеурочка» – это не группа продленного дня. Это – занятия, которые имеют цель и содержание.
 
Считаю одной из самых важных и удачных форм внеурочной деятельности (на сегодняшний день) – проектную работу.
 
Со следующего года вводится норма, согласно которой учащиеся 9-х классов к концу учебного года должны будут выполнить и предоставить проектную работу. Надо понимать, что потребуется время для объяснения ученикам сути проектной работы, что это такое, как создается. Важно, чтобы проектная работа велась в течение всего учебного года (а возможно, и дольше, если начать, например, с 8-го класса).
 
Подчеркну, что проектная работа, с точки зрения современных стандартов, рассматривается именно как деятельность, а не просто текст, написанный учеником и положенный в папку. Мы, педагоги, должны в процессе этой деятельности обучать школьников работать в режиме проекта – от этапа к этапу. И лишь результатом этой поэтапной работы станет окончательный текст проекта. Начинать знакомство с проектной деятельностью надо явно не в 9 классе. Кстати, каждая школа должна будет в следующем году разработать специальное положение о проектной деятельности.
 
Скажу определенно: с появлением проектной деятельности «внеурочка» в школе заиграла яркими красками. Сегодня большинство педагогов понимает, что такое проектная деятельность, что это – именно деятельность, поэтапная, протяженная во времени. Шаги каждого проекта осознаются и прописываются. Динамика проекта – вот, на что следует обратить внимание.
 
— Что прежде всего должен уметь современный учитель?
 
— С моей точки зрения, самое главное, что должно быть у современного учителя – так это профессиональная гибкость. «Человечество находится в состоянии неустойчивого развития», – так говорят философы. При этом каждый человек, молодой или старый, хочет стабильности, стремится обрести опору, но современный мир нам такую опору не предлагает. Опору нам необходимо искать самим. Но если то, что мы нашли в качестве опоры, окажется иллюзорным, не надо опускать руки, следует понять ситуацию и искать новое и в профессии, и в жизни. Да, это – философское отношение к профессии, но по-другому невозможно. Сегодня надо уметь философски посмотреть на мир, на педагогику, на ребенка, уметь приподняться над своим участком работы, оглядеться, понять, куда мы движемся. Это поможет учителю быть гибким, а значит, – устойчивым. Устойчивость – в гибкости (прямо как на картине П. Пикассо: «Девочка на шаре»!).
 
— Сформулируйте, пожалуйста, Ваше профессиональное кредо.
 
— Можно сформулировать его так: я как профессионал должна помочь человеку разобраться в сложной для него ситуации, чтобы он почувствовал себя спокойно и комфортно.
 
Как учитель я на своих уроках стараюсь учить детей так, чтобы им было интересно и нравилось ходить в школу.
 
Как сотрудник АППО при работе с педагогами я стараюсь погасить их тревоги по поводу изменений в системе образования, их опасения, что они с чем-то не справятся или сделают неправильно. (Кстати, надо понимать, что педагоги – крайне ответственные люди, отсюда их повышенная тревожность).
 
Мне бы хотелось, чтобы после наших лекций и семинаров учителя больше верили в себя и в свои силы. Когда педагоги после наших встреч говорят мне: «Вы так хорошо всё объяснили, что нам уже не страшно, не тревожно», для меня это – главная похвала.
 
— Благодарим Вас, Марина Борисовна!
 
Интервьюер – Анатолий Бузулукский, заместитель главного редактора журнала «Педагогика онлайн», член Союза писателей России.
 
Журнал «Педагогика онлайн», № 2 - 2019